4

Было ти́хо, темно́ (es war ruhig, dunkel), и то́лько высоко́ на верши́нах ко́егде́ дрожа́л я́ркий золото́й свет (und nur hoch in den Wipfeln /der Fichten/ zitterte mal hier, mal dort ein grelles, goldenes Licht) и перелива́л ра́дугой в сетя́х паука́ (und übergoss = funkelte /wechselte die Farben/ als ein Regenbogen in den Spinnennetzen: “Netzen der Spinne“). Си́льно, до духоты́ па́хло хво́ем (es roch stark und bis zur Stickigkeit = stickig nach Baumnadeln = Fichtennadeln; ду́шно – stickig; хво́йное де́рево – Nadelbaum). Пото́м я поверну́л на дли́нную ли́повую алле́ю (dann bog ich in eine lange Lindenallee ab; ли́повый – gefälscht; Linden-; ли́па – die Linde). И тут то́же запусте́ние и ста́рость (und auch hier war alles verwahrlost und alt: “auch hier – Verwahrlosung und das Alter“); прошлого́дняя листва́ печа́льно шелесте́ла под нога́ми (traurig raschelte unter den Füßen das letztjährige Laub = das Laub vom letzten Jahr), и в су́мерках ме́жду дере́вьями пря́тались те́ни (und Schatten versteckten sich in der Dämmerung = im Dämmerlicht zwischen den Bäumen). Напра́во, в ста́ром фрукто́вом саду́ (zu meiner Rechten/rechts, im alten Obstgarten; фрукто́вый – Früchte-, Obst-; фру́кты – Früchte, Obst), не́хотя, сла́бым го́лосом пе́ла и́волга (sang widerwillig, mit einer schwachen Stimme der Pirol), должно́ быть, то́же стару́шка (der muss sein auch alt war: “anscheinend auch eine alte Frau“).

Было тихо, темно, и только высоко на вершинах кое-где дрожал яркий золотой свет и переливал радугой в сетях паука. Сильно, до духоты пахло хвоем. Потом я повернул на длинную липовую аллею. И тут тоже запустение и старость; прошлогодняя листва печально шелестела под ногами, и в сумерках между деревьями прятались тени. Направо, в старом фруктовом саду, нехотя, слабым голосом пела иволга, должно быть, тоже старушка.